Записки корреспондента заводской газеты. Глава 4. Зачем нужны многотиражки.

[POST_PHOTO ID=71286]

Да, и я же до сих пор не рассказала, собственно, о газете!

Запорожье можно назвать городом заводов и газет (с пароходами не сложилось). Несколько крупных металлургических предприятий, еще есть  машиностроительные, а также известная всему бывшему Союзу Днепровская ГЭС. И у каждого коллектива этих памятников индустриализации раньше была своя многотиражка. Называние обычно было связано с названием или основной деятельностью предприятия – так, и ныне существуют «Днепровский металлург» (Запорожсталь) и «Электрометаллург» (Днепроспецсталь).  Были также «Вестник комбината» (Титано-магниевый), и газеты Алюминиевого и Коксохимического заводов (названий, увы, не помню).

Газета ЗФЗ, в которую я устроилась, называлась также немудрено – «Ферросплавщик». Выходила раз в неделю, на четырех полосах в один цвет (по праздникам - цветная).  Сейчас люди не верят прессе и любят говорить, что там все неправда. Так вот – в этой почти все было правда. Но правда двоякая и неоднозначная. Двух истин не бывает, а правд – сколько угодно.

Теперь я думаю, что газета эта довольно точно отражала все те противоречия, которые переживал завод на стыке двух эпох – советской ударной, и современной, коммерческой.  Были там  очерки о людях – молодых талантливых и работниках со стажем и опытом, рассказы от бригадах, пафосные речи руководства и фото, где оно вручает кому-то грамоту или корзину с цветами. Отчеты, заметки о новшествах и репортажи из буфета, куда привезли просроченное молоко.  Рассказы о праздниках, ветеранах, статистика травматизма, несчастных случаев и нарушений ОТ.
Руководила газетой Рита Александровна Гоцуля, более, кажется, 25 лет проработавшая на ЗФЗ. А корреспондентов обычно набирали из молодых неопытных – и сразу же бросали, в прямом смысле, в пекло – в горячий цех, чтоб закалялись, как сталь. А было там, ой, непросто!

Кто-то ругал газету, кто-то хвалил, кто-то не замечал. Сталкиваясь с чем-то неприятным, люди часто обвиняли нас в том, что мы «ничего не делаем» и «пишем, что скажут», вместо того, чтобы «пойти разобраться». Мы шли и разбирались, а недовольство росло.

Тогда меня это здорово обижало. А теперь, спустя несколько лет, могу сказать, что многотиражка – это не совсем обычная газета. Она не столько «рупор общественного мнения», сколько летопись, которая хранить историю предприятия и его людей. И это, наверно, в ней главное.